О вхождении Грузии в состав Российской Империи.

30 января 1800 г. Император Павел I издал Высочайший манифест о включении Картли-Кахети в состав Российской империи. Под этим событием обычно понимают вхождение в состав России Грузии. Однако это не совсем корректно.
В начале ХХ в. название «Грузия» оставалось только в титуле Императора Всероссийского, который был «Царём Грузинским», и в русском названии древней страны Закавказья. Ни в политическом смысле, ни в географическом аспекте понятие «Грузия» не существовало.
Само название страны «Грузия» появилось в русском языке от слова «гурджи», так называли турки и персы абхазов. Русские называли тех же абхазов обезами. Может быть, под этим словом имелись в виду и грузины.
Сами же грузины называли и называют свою страну Сакартвело, то есть страна народа картвели. Это название очень условное, так как, кроме народа картвели, в Грузии есть еще сваны, кахетинцы, мингрельцы, аджарцы, месхи, джавахи, картлийцы, имеретины, тушины, хевсуры, пшавы, гурийцы и так далее. При этом языки картвели и, скажем, мингрелов сильно отличаются друг от друга. Недаром существует исторический анекдот, что во время Великой Отечественной войны, когда Берия хотел быть уверенным, что немцы точно не расшифруют его послания, он писал их на мингрельском языке.
Единым и суверенным государством Грузия была относительно недолго — в XII-XIII веках при царях Давиде IV и Георгии III, — достигнув своего расцвета при царице Тамаре. В это время Грузия была не только великим государством, но и великим центром Православия. Свет христианства шёл на Русь в первую очередь из Алании и Грузии.
Сразу же после смерти царицы Тамары начался фактический распад единого Грузинского государства, и в 1490 г. оно окончательно распалось на три царства: Картли, Кахети, Имерети и одно княжество Самцхе. С тех пор, вплоть до вхождения Грузии в состав Российской империи, единой Грузии не существовало. Самцхе было захвачено турками, Кахетия захватывалась то турками, то персами. Начиная со времен Царя Феодора Иоанновича Грузия (а точнее, царство Картли) постоянно ищут покровительства у России. В этом не было ничего унизительного для Грузии: маленькая, раздробленная православная страна не могла противодействовать мощным мусульманским империям: Османской и Персидской, стремившихся включить Грузию в свой состав. Что же касается Москвы, то она, симпатизируя православным грузинам, вовсе не стремилась присоединять к себе Грузию. Ведь это означало войну с Турцией и Ираном. Между тем Россия оказывала любую посильную помощь грузинским братьям.
В конце XVII в. в Москве создаётся Грузинская колония, сыгравшая значительную роль в русско-грузинском сближении. В Москве печатаются книги на грузинском языке. В 1722 году царь Картли Вахтанг VI был союзником Петра Великого против Персии, а после того, как грузинские войска были разбиты турками, царь Вахтанг бежал с остатками своего войска в Россию и умер в Астрахани.
В 1762 году происходит объединение Картли и Кахети в одно Картлийско-Кахетинское царство. Собственно говоря, именно это царство и обратилось к России с просьбой покровительства и протектората. Сделано это было под угрозой неминуемого захвата восточно-грузинского государства персами и турками. 24 июля 1783 г. в крепости Георгиевске между Россией и Картлийского-Кахетинским царством был подписан знаменитый Георгиевский трактат.
Восточная Грузия входила под покровительство Российской империи, которая гарантировала целостность Картлийско-Кахетинского царства и обязалась способствовать возвращению захваченных врагом исконных земель Юго-Западной Грузии. Царь Картлийско-Кахетинского царства признавал верховную власть российского Императора, который утверждал царей этого государства; без разрешения Императора Всероссийского восточно-грузинские цари не имели права вступать во взаимоотношения с другими государствами. В Тифлис были введены два русских батальона пехоты при четырех орудиях под командованием П. С. Потемкина (кузена великого Г. А. Потемкина). В ходе этого рейда Павел Потемкин основал крепость Владикавказ и превратил караванную тропу в Дарьяльском ущелье в «некое подобие дороги». В дальнейшем это будет знаменитая Военно-Грузинская дорога.
В сентябре 1786 года Сулейман-паша направил царю Ираклию II письмо с предложением заключить сепаратный мирный договор. Согласно Георгиевскому договору, картлийский царь не имел права вести самостоятельную внешнюю политику. Но Ираклий II вступил в прямые переговоры с турецким пашой. Несмотря на предупреждения Потемкина и условия 4 артикула Георгиевского трактата, царь Ираклий заключил с пашой договор, который был ратифицирован султаном летом 1787 года (как раз во время войны России и Турции). С этого момента Георгиевский трактат утратил силу. Русские войска должны были покинуть Грузию и 26 октября 1787 года они находились уже во Владикавказе.
Таким образом, на 1787 год Россия была свободна от обязательств по Георгиевскому договору. Восточная Грузия сама нарушила его и фактически денонсировала.
В 1795 году персидский шах с огромным войском напал на Грузию, разбил грузинское войско и захватил Тифлис. Сотни грузин были убиты, города и сёла сожжены и разграблены.
Несмотря на то, что Россия после нарушения царём Ираклием Георгиевского трактата была свободна от всех обязательств перед Грузией, она всё же начала войну с Персией. Перед этим Ираклий II слёзно умолял Императрицу Екатерину II помочь Грузии, обещая восстановить действия Георгиевского трактата.
В 1796 года русские войска под предводительством генерал-поручика В. А. Зубова вторглись в азербайджанские провинции Персии и освободили Кубах, Баку, Дербент.
В 1796 году Императрица Екатерина скончалась, и её преемник Император Павел Петрович приостановил боевые действия на Кавказе, надвигались тревожные события в Европе: война с республиканской Францией. Войска были нужны на Западе.
Кроме того, Император Павел справедливо считал действия грузин непостоянными и вероломными. Проливать русскую кровь за таких союзников Император не хотел.
В 1799 г. новый картли-кахетинский царь Георгий XII обратился к Императору Павлу I с просьбой о включении его государства в состав Российской империи. Направленный в Грузию посол Павла I А. А. Мусин-Пушкин доносил Императору, что он нашел
искреннее желание как самого царя, так и всех сословий народа грузинского присоединиться к России.
22 декабря 1800 г. Император Павел I издал Высочайший Манифест о присоединении Грузии к Российской империи. При этом за Георгием XII сохранялся титул царя, а соправителем царства был назначен царевич Давид. Но как только Георгий XII скончался, в Грузии вновь началась склока внутри правящей элиты. Царица Дареджан и её сыновья категорически отказались признать власть царевича Давида, а также присоединение Грузии к России.
В конце концов, это делало для России ситуацию в Грузии опасной. Вступивший на русский престол Император Александр I принял титул Царя Грузинского. Члены бывшей правящей грузинской династии были вывезены в Россию. Для России присоединение Грузии прибавляло лишь новые проблемы. Александр I это хорошо понимал. В своем манифесте об окончательном присоединении Грузии Император писал: «… не для приращения сил, не для корысти, не для распространения пределов и так обширнейшей в свете империи приемлем мы на себя бремя управления царства грузинского. Единое достоинство, единая честь и человечество налагают на нас священный долг, вняв молению страждущих, в отвращении их скорбей, учредить в Грузии прямое правление, которое могло бы утвердить правосудие, личную и имущественную безопасность и дать каждому защиту закона».
В 1810 году в состав Российской империи было включено Имеретинское царство, в 1811 году упразднена автономия Гурийского княжества.
С этих пор ни иранское, ни турецкое нашествия Грузии больше не грозили. «Под сенью дружеских штыков» она стала расцветать и усиливаться. При этом она постоянно прирастала территориями, которые для нее отвоевывала Россия. Александр I, Николай I и Александр II в ходе войн против турок и персов присоединяли к грузинскому царству его земли, находившиеся веками под иноземной оккупацией. Если бы не Россия, территория Грузии сегодня была бы меньше более чем наполовину. В боях против турок и персов Россия потеряла свыше 30 тысяч человек.
При вступлении Грузии в состав Российской империи всё грузинское дворянство было приравнено к русскому, отчего количество князей в Российской империи сразу на порядок увеличилось. В Гвардии и свите Императора всё пестрело от грузинских княжеских титулов: князья Шервашидзе, князья Чавчавадзе, князья Багратион (Давидовы и Мухранские), князья Грузинские, князья Имеретинские, князья Амилахвари, князья Абашидзе, князья Орбелиани и так далее.
Большинство представителей грузинской аристократии были преданным подданными русских Царей, патриотами России, отважными воинами и выдающимися государственными чиновниками. В ХХ веке большинство из них считало себя прежде всего русским дворянством, что не мешало им любить Грузию и её культуру.
Отношение к Грузии и к грузинам в русском обществе было самым хорошим. Грузия воспринималась как древняя великая цивилизация. Любой образованный русский человек знал «Витязя в тигровой шкуре», стихи о царице Тамаре и о «холмах Грузии». Грузин берегли и лелеяли.
Вот, как писал о Грузии выдающийся исследователь Кавказа В. Л. Величко:
Недаром воспета нашими поэтами прекрасная Грузия, страна древних храмов, башен, цветов, песен и преданий! Иверская земля — удел Приснодевы, край св. Георгия, по-персидски «Гурджистан», о котором много веков тому назад с заочной любовью говорили наши благочестивые предки как о древнем очаге Православия. Страдания маленького героического народа за веру и самобытность находили отголосок братского сочувствия в сердцах северных единоверцев. Сближение все росло, особенно с тех пор, как Россия взяла на себя задачу третьего Рима, и завершилось добровольным присоединением карталино-кахетинского царства к России сто лет назад. Это было присоединение добровольное, не в кавычках, не такое, как со стороны невольно кокетничающих с нами среднеазиатских мелких государств, а серьёзное.
Император Николай II запретил разводить в Грузии чай из соображений, что это — чрезвычайно трудоемкая «плантаторская» культура, и что он не хочет, чтобы грузины изнуряли себя на чайных плантациях. Государь предпочитал покупать чай в Китае.
Правда, Лермонтов писал про грузин, что они «сонные», «задумчивые», склонные к мести.
Кроме выдающихся представителей грузинской аристократии, в XIX и в начале ХХ века складывается националистическая, антирусская прослойка. Эта прослойка лелеяла мечту о национальной независимости, вынашивала планы отпадения от России. Грузинские националисты, впрочем, как и все националисты российских окраин, при этом не задавались вопросом, а что будет после обретения этой самой независимости? Не попадут ли они в ещё большую зависимость от другого государства, которое может быть гораздо хуже настроенным в отношении грузин?
Пока грузин князь П. И. Багратион в 1812 году мужественно защищал Россию от наполеоновского нашествия, другой Багратион, царевич Александр, нанёс России удар в спину. Весной 1812 года в Кахети царевич Александр, проживавший в Персии, и представители грузинской аристократии подняли мятеж против России. Этот мятеж полыхал в Грузии до самого ноября. Всё то время, пока Наполеон шёл на Москву, пока полыхал пожар русской столицы, пока русская армия гнала захватчиков обратно, Россия была вынуждена держать в Грузии отборные части для подавления мятежа. В своей ненависти к России грузинские «борцы за свободу» были готовы опереться на помощь своих смертельных врагов — персов. Лишь полный разгром русскими персидской армии не дал мятежникам соединиться с персами в едином фронте против России.
Мятежи вспыхивали в Грузии в 1817, и в 1819, и в 1820-х гг. А затем весь XIX и ХХ век националистическая грузинская интеллигенция лелеяла мечту о свержении «российского ига». При этом, естественно, эта интеллигенция пользовалась всеми благами Российской империи.
В начале ХХ века территория современной Грузии представляла собой две губернии: Тифлисскую (соответствовала восточной части современной Грузии) и Кутаисскую, а также Батумскую область.
Губернский город Тифлис (по-грузински Тбилиси) в начале ХХ века грузинским городом не был. Уже в конце XIX века преобладающим населением Тифлиса были армяне. К 1910 году грузины были в Тифлисе в меньшинстве. Преобладающую часть населения составляли армяне — 40,90%, затем шли русские — 22% и только потом грузины (картвельцы) — 17,7%. Изменение национального состава Тифлиса (Тбилиси) произошло в сталинские времена, когда по приказу Л. П. Берии из города насильственно были вывезены армяне.
Население Тифлисской губернии в процентном отношении распределялось следующим образом: грузины — 45%, армяне — 23,9%, закавказские татары — 8,5%, осетины — 8,9%, русские — 4,4%, греки — 2,7%, евреи — 0,9%, немцы — 0,6%.
Фабрично-заводская промышленность грузинских губерний была развита крайне слабо и сосредотачивалась в основном в Тифлисе. Из отраслей промышленности выделялись: бумажная, винодельная и пивоваренная, деревообрабатывающая. Основным видом деятельности местного населения было сельское хозяйство, скотоводство, виноделие, собирание винограда и цитрусовых.
Кроме того, в Тифлисской губернии действовал знаменитый лечебный курорт Боржом.
К 1913 г. Тифлис был вполне развитым современным городом. В нём действовало множество больниц, родильных приютов, гостиниц, ресторанов, почт, телеграф, телефонная станция, семь театров, народный дом, семь кинематографов, гимназии, медицинские институты. В городе было десять электростанций, ходили омнибусы, маршрутные автомобили.
В целом население Тифлисской и Кутаисской губерний было совершенно лояльным к императорской власти. Чего нельзя было сказать о грузинской интеллигенции.
В начале ХХ века из недр Грузии вышло большое число всякого рода мятежников, террористов, политических преступников, революционеров: Нико Николадзе, Карло Чхеидзе, Ной Жордания, Григол Орджоникидзе, Авель Енукидзе, Иосиф Джугашвили, Ираклий Церетели, Филипп Махарадзе, Мамия Орахелашвили, Лаврентий Картвелишвили, Леван Гогоберидзе, Самсон Мамулия, Михаил Кахиани, Шалва Окуджава, отец известного барда 60-х и др.
Даже среди грузинского православного духовенства процент русофобов и националистов был крайне высок.
15 ноября 1905 г. в Зугудиском уезде учитель грузинского языка Кутаисского женского учебного заведения св. Нины, священник Иоанн Бобошидзе, неоднократно замечавшийся ранее в агитаторской антиправительственной деятельности, после совершенной в Зугудиской приходской церкви панихиды вышел с крестом в руках перед собравшейся тысячной толпой народа и произнес революционную речь, призвав слушателей к «окончательному восстанию против тиранического и озверевшего правительства, проливающего на каждом шагу невинную христианскую кровь».
Среди грузинского духовенства все больше становилось сторонников автокефалии, то есть отпадения грузинской церкви от русской. Формы борьбы афтокефалистов становились все более агрессивными. В 1908 году от их рук был зверски убит экзарх Грузии, архиепископ Никон (Софийский).
Грузинская националистическая верхушка предавала и Россию, и свой собственный народ. Единственная страна, которая отстаивала свободу Грузии, была Россия. Но именно против нее постоянно выступали грузинские националисты, которые в своей русофобии находили союзников в лице самых заклятых врагов Православия. И поэтому грузинские националисты являются еще и врагами Православия. Однако нам в России не нужно путать страну святой Нины, Шота Руставели, Багратиона с алчной и продажной, грузинской националистической верхушкой. Она хорошо понимает, что, предавая Россию, она предает и грузинский народ, что рано или поздно за это предательство придется платить.

#История_поместных_православных_церквей

О распространении Христианства в Грузии

Первые христианские общины возникли в восточных провинциях Римской империи: Палестине, Египте, Малой Азии. Первоначально последователи новой религии всячески преследовались, их обвиняли во всех беспорядках и несчастьях, случающихся в империи.
В 64 году в результате сильного пожара почти весь город Рим сгорел. Император Нерон объявил христиан виновниками пожара и начал их жестоко преследовать. Особенно жестоко христиан преследовал император Диоклетиан.
В 303 году был издан указ о запрещении христианского богослужения на всей территории Римской империи. Христианские церкви разрушались, а священников принуждали к идолопоклонству (именно при Диоклетиане пытали святого Георгия).
При императоре Константине положение кардинально изменилось. В 313 году был издан т. н. Миланский эдикт (указ), согласно которому христиане получали право свободно служить своему Богу.
В 325 году в городе Никея был созван первый Вселенский церковный собор. Христианство принял и сам император. А император Феодосий (377–395) даже приказал закрыть все языческие храмы.
В Грузии распространение христианской религии началось в I веке. Христианство здесь проповедовали ученики Христа: Андрей Первозванный и Симон Кананит. Однако в Грузии в I веке христианство не нашло широкого распространения. Несмотря на это автокефалию Грузинской Церкви связывают с именами этих апостолов. Автокефальной может стать церковь лишь той страны, где проповедовал хоть один из апостолов.
В IV веке в Грузию пришла святая Нино Каппадокийская. Она прибыла в Джавахети, оттуда с трудом добралась до города Урбниси, и присоединившись к группе людей, направлявшихся во Мцхета на ярмарку и моление, очутилась в столице Картли. Нино стала проповедовать Христову веру и творить чудеса. Она избавила от недугов царицу Нану и главу магов.
Однажды царь Мириан отправился на охоту. Неожиданно, когда царь был на горе Тхоти, спустилась непроглядная мгла и царь сбился с пути. Царь стал взывать к своим богам, но это не помогло. Тогда он обратился к Богу Нино. Сразу же мрак рассеялся и царь уверовал в Бога Нино. На следующий день царь и Нино отправили к Кесарю людей с просьбой прислать им священников для крещения народа, сами же принялись за строительство церкви в царском саду.
Место для строительства храма было выбрано святой Нино. Здесь был захоронен хитон Христа (рубашка, в которую был одет Иисус Христос во время распятия на кресте). При распятии в Иерусалиме находились два еврея из Грузии: Элиоз Мцхетели и Лонгиноз Карснели. Именно Элиоз привез хитон Христа во Мцхету. Первым, кто встретил Элиоза в Мцхете, была его сестра Сидония. Она приняла от него хитон, прижала к своей груди и тотчас умерла. Ее похоронили вместе с хитоном. На этом месте построили первый, деревянный храм – Светицховели. Слово “свети-цховели” значит «живой столп». Живым он назван потому, что во время строительства храма случилось чудо. Из ели, выросшей на могиле Сидонии, был сделан столп, который никак не могли установить на нужном месте. Всю ночь святая Нино молилась, а утром с неба спустился юноша, вознес столп в небо и затем столп сам опустился на свое место.
Главой картлийской церкви стал Иоанэ, посланный византийским императором Константином в Картли вместе с двумя священниками и тремя дьяками.
По поводу датировки христианизации Картли ученые высказывают различные мнения. Иванэ Джавахишвили считает, что это произошло приблизительно в 337 году. Грузинская церковь и часть исследователей сходятся во мнении, что объявление христианства государственной религией в Картлийском царстве произошло в 326 году. Царь Мириан и царица Нана были причислены к лику святых, и днем их поминовения признано 1(14) октября.
Что же касается Эгриси, то здесь христианство к 325 году уже было широко распространено, поскольку в Бичвинте существовало епископство. Бичвинтский епископ Стратофил присутствовал на первом Вселенском церковном соборе в Никее.
Нисибинский мир, заключенный между Римом и Парфией, не нарушался вплоть до конца 30-х годов IV столетия (до 338 года). Рим устраивало существующее положение, поскольку после распространения христианства в Картли, Рим считал ее своей союзницей. Между тем в Иране шли междоусобные войны, а малолетний шах Шапур II (303–379) не мог вести активную политику. В этот период в Римской империи произошло одно значительное событие. Император Константин издал приказ о перенесении столицы из Рима на Восток. В результате участившихся набегов германских племен город Рим и вообще Италия уже не были тихим, защищенным от «варваров», местом. Вскоре на месте старой греческой колонии Византиона началось строительство новой столицы – Константинополя («город Константина»). С перенесением центра империи на Восток активизировалась восточная политика Рима. Шапур нарушил Нисибинский мир и началась 25-летняя война. Мы не располагаем сведениями о том, принимала ли Картли активное участие в этой войне. Согласно Леонтию Мровели, царь Мириан осуществил несколько успешных походов на Северный Кавказ.
Война между Римом и Ираном шла с переменным успехом. По условиям мира, заключенного между Римом и Ираном в 363 году, Рим вернул Ирану пять провинций и обязывался не вмешиваться во внутренние дела Армении.
После заключения мира Шапур II вторгся в Армению. Завоевание Армении Ираном создавало большую опасность Картли. Поэтому в войне с Ираном Картли всячески поддерживала Армению. Тем не менее Иран завоевал Армению и вторгся в Картли. Следует полагать, что иранцы заняли всю Картли и обложили ее данью. В Картли появился иранский чиновник –питиахш.
По договору, заключенному в 387 году, 4/5 часть Армении отошла к Ирану, а пятая часть досталась Риму.
В 395 году император Феодосий разделил Римскую империю между своими двумя сыновьями. Фактически образовалось два государства: Западная Римская и Восточная Римская империи (Византия).
В IV веке лазы подчинили себе апшилов, абазгов, санигов, отняли у Картли Аргвети и заняли фактически всю Западную Грузию. Это государство грузины называли Эгриси, а византийцы – Лазикой. Эгриси, или Лазика было сильным государством. Оно лишь формально подчинялось Риму.
Картли и Лазика не мирились со своим зависимым положением и продолжали борьбу с Сасанидским Ираном и Римской империей.

#История_поместных_православных_церквей

В Граховском социальном центре совершено Таинство Соборования (Елеосвящения)

5 декабря 2019 года, по благословению Преосвященнейшего Антония, епископа Сарапульского и Можгинского, благочинный Граховского округа Сарапульской епархии Удмуртской митрополии иерей Валерий Лысов совершил Таинство Соборования (Елеосвящения) для тружеников и подопечных АУСОН УР «КЦСОН Граховского района».

Богослужение было совершено в домовой молитвенной комнате в честь святого священноисповедника Виктора, епископа Глазовского при вышеуказанном учреждении.

По завершении Таинства, священник обратился к молящимся со словом проповеди.

#Социальное_служение

 

Постный рецепт №2: «Овощное рагу»

Необходимые продукты: 2 картофелины, 1 кабачок, 1 морковь, 1/4 капусты, 1 луковица, 3 зубчика чеснока, 2 столовые ложки растительного масла, соль, чёрный перец.

Способ приготовления: Нарезаем лук, кабачок, морковь, а затем обжариваем их на сковородке.
Затем, нарезаем картошку и капусту. Добавляем их к ранее обжаренным луку, кабачку и моркови.
Тушим всё это (желательно в глубокой посуде).
В конце приготовления добавляем чеснок, соль и перец.
На приготовление блюда уйдёт около 40 минут.
Ангела за трапезой!

#Батюшкины_рецепты

Поможем всем миром!

Дорогие братия и сёстры! В редакцию нашего Интернет-сайта обратилась многодетная мама — Овсянникова Татьяна Викторовна.

Женщина в одиночку воспитывает троих несовершеннолетних детей.

Овсянникова Татьяна просит оказать благотворительную помощь для своего страждущего сына — Овсянникова Владислава Сергеевича 02.10.2003 года рождения.

Диагноз Владислава: ювенильный десмоиподобный фиброматоз правого бедра. Ранее Владислав перенёс в городе Ижевске две хирургические операции.

Вторая операция прошла неудачно. Опухоль выросла вновь.

В данное время есть возможность прооперировать Владислава в городе Москве.

Чтобы заботиться о госпитализированном сыне, маме необходимо проживать вместе с сыном в городе Москве.

Овсянникова Татьяна просит всех неравнодушных и добрых людей поддержать её малоимущую семью в деле оплаты лечения сына и её проживания в больничной гостинице «РАМН» города Москвы (адрес: ул.Балтийская, д.10).

Отправиться на лечению в город Москву, Владиславу с мамой нужно как можно скорее.

Просим откликнуться всех неравнодушных.

Все справки по телефону Татьяны Овсянниковой: +7(917)923-39-77.

#Поможем_всем_миром

Священник поздравил пожилых людей с Михайловым днём

21 ноября 2019 года, по благословению Преосвященнейшего Антония, епископа Сарапульского и Можгинского, благочинный Граховского округа Сарапульской епархии Удмуртской митрополии иерей Валерий Лысов посетил АУСОН УР «КЦСОН Граховского района».

Прибыв в Граховский социальный центр, священнослужитель поздравил пожилых подопечных с праздником Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных.

По просьбе пожилых людей, иерей Валерий Лысов совершил Чин заупокойной литии о душах почивших рабов Божиих — бывших подопечных Граховского социального центра.

#Социальное_служение 

Приход оказал помощь подопечным Специального дома для одиноких престарелых

21 ноября 2019 года, в праздник Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, по благословению Преосвященнейшего Антония, епископа Сарапульского и Можгинского, Приход храма в честь Рождества Христова села Грахово Удмуртской Республики оказал помощь в виде выделения продуктов питания подопечным Специального дома для одиноких престарелых деревни Лолошур-Возжи Граховского района Удмуртской Республики.

#Социальное_служение

Традиционализм и Россия

Что можно сказать о постгенонизме (традиционализме) применительно к российской ситуации? Для нас реализация программы постгенонизма является главной, единственной, основной государственной, национальной, социальной и культурной задачей. Только на этом пути можно сформулировать, нащупать и найти вещи, которые действительно значимы в общенациональном, в общенародном контексте. Вне этого любая смена правительств, катаклизмы и социальные сдвиги (даже самые позитивные) будут метафизически приравнены к нулю, поскольку вне постгенонизма нет ни духовности, ни социальной справедливости, ни жизни — ничего нет.

Здесь стоит подчеркнуть очень важный методологический момент. Реализуя программу постгенонизма применительно к православной традиции, можно придти к выводу, что существует идеальная форма, которая фактически является нашим «национальным генонизмом». Это Православие, которое фактически и находится в том онтологическом, эсхатологическом и апокалиптическом состоянии, где кристально понятны и доходчивы позиции, изложенные Геноном. Здесь существует не просто близость или сходство позиций (на уровне дискурсов), но почти полное тождество. Адекватно усвоенный генонизм (т.е. постгенонизм) в России и в рамках Православия — это исключительная реальность, которая сохраняет в общих чертах парадигматический традиционалистский язык, лежащей в основе всей христианской традиции. Циклология (или историческая «экклесиология») христианства адекватно представлена именно в этом секторе Православия. Православие представляет собой ту концептуальную реальность, которая выступает на первый план при применении традиционалистского метода к рассмотрению всей православной традиции.

Следование строгой логике постгенонизма привело к убежденности в аутентичности и высшей ценности Православия, а затем уже и к контактам (крайне продуктивным и содержательным) с православными христианами.

И именно потому, что этот вывод является чисто теоретическим и верным на умозрительном уровне, объективное (подчас нестройное, фрагментарное, проблемное) состояние сегодняшнего Православия (далекого, естественно, от заложенных в нем гносеологических и эсхатологических стандартов) ничего не меняет в адекватности нашего убеждения. Отныне, если правильно искать и использовать адекватные концептуальные инструменты, в нашей Вере мы найдем все, что нам нужно.

#ПФ

О призвании церковного певца

О Царствии небесном говорить непросто. Более того, зыбкость данной темы призывает нас к особой как бы даже богословской осторожности. Мы — говорим о святом, о сокровенном. О самой великой тайне нашего бытия. Осторожность диктует нам сдержанность, но популярность многочисленных роликов о видении рая — Царства небесного на YouTube вкрадчиво шепчет — «тема живо будоражит умы людей». А уж так устроен писательский ум, что не может пройти мимо интересного. Это роднит детей (коих есть Царство небесное) и работников пера. Мы любим мечтать…

У нас на клиросе удивительный регент — матушка Нонна. Удивительной ее делает и талант от Бога и совсем не заурядный жизненный путь. У Матушки Нонны 7 детей. И каждый ребенок появлялся на свет отнюдь не легко и быстро, а как будто вживую воплощал на себе завет Бога «в муках будут роды твои». То «на сохранении», то врачи утверждают что ребенок мертвый и не выживет, то ребенок с какими-то дефектами. То при родах ребенок наглотался жидкости и не может дышать.

А еще всем этим семерым детям нужно готовить. Едят они охотно и часто. Совсем малые — грудь. Детям постарше — рыбу. Еще старше — мясо. Всем и не угодишь, а надо. И при всех при этих трудностях, готовке, стирке, глажке этот удивительный человек еще умудряется быть регентом на клиросе. Кто хоть раз регентовал — знает, какая это нервная работа. Допустим, завтра приезжает архиерей, а певчие, что называется «ни в зуб ногой». В итоге, просыпаясь ночью, регент начинает вздрагивать и кричать нечто вроде «Я дала вам ноты Кастальского учить»? На что дети успокаивают «мама — ты дома, успокойся». И мама вновь засыпает, и лишь подрагивающие во сне ноги выдают тот азартный сон, в котором прямо сейчас у человека явно идет служба, и дается эта служба не просто.

Поскольку по характеру я весьма ироничный человек, любящий беззлобный стеб, я матушке Нонне не раз рисовал такую сценку — «Матушка, а вот представьте…Вы умираете (хорошее начало, да?) и попадаете в рай. Думаете, что вот сейчас то наконец отдохнете. В сердце поют соловьи, а вокруг цветут розы.

Но — не успели вы даже войти в ворота, как к вам буквально подлетает ангел с огромной кипой нот, которые буквально валятся у него из рук, и голосом, в котором слышится волнение и спешка, говорит Вам — «Матушка, матушка…вот и вы!!!! У нас служба «горит»! Срочно нужен регент! Певчие половину партии не знают…»

«К нам едет Ревизор…» (с)

Да уж, Гоголь был бы доволен ТАКИМ выражением лица Матушки. Никакой ревизор не нужен, чтобы так сыграть искреннее изумление регента, который надеялся ну хотя бы в Раю отдохнуть от бесконечных спевок и нервоза.

И я всерьез задумался. А вот правда. Поет человек всю жизнь Богу. Отдает свой голос, свои силы, свое время этому служению. Как бы хотелось узнать, что все это — твоя работа и старания, приняты Богом как две лепты вдовицы. Приняты и оценены. И ты — дай Господь, спасешься. И каково оно будет?

Ведь редко какой певчий может жить без клироса. Всем подавай пение и жажда служения у нас в крови, не так ли? Мы не можем без клироса. Но ведь небо — это практически один сплошной клирос. И вздумалось мне помечтать, а как бы это могло быть для певчего — обретшего славный Рай. Лет 15 назад я служил на клиросе с маленькой хрупкой женщиной. Ее тоненький нежный голосок был очень люб прихожанам и лишь отсутствие у нее музыкального образования мешал творить на клиросе музыкальные чудеса. Но главное, чем запомнилась мне эта клирошанка — это своим отношением к служению. Истовым и фанатичным.

Ее слова до сих пор звенят у меня в голове — «У певчего всего две дороги — прямо к престолу Христа, или на дно ада. Третьего быть не может».

И хотя я не столь радикально настроен, ее мысли были понятны мне. Пламенно верующий певчий, умеющий свою жажду угодить Богу воплотить в нежный или сильный, умильный или вызывающий восторг звук в самом деле мыслится как некий не совсем земной человек. И хотя мы вполне земные и даже очень грешные, сама неземная высота нашего служения позволяет задуматься о высоком.

Мне в детстве снился удивительный сон. Я стою перед дверью (вполне обычной, ну разве что стеклянной) и голос мне говорит, что за дверью Рай. Мол, «хочешь — и войди». Я открываю дверь и попадаю в необычное место…в океан света. И тут требуется пояснение. При мысли о свете у нас всплывают весьма земные ощущения. Свет — это нечто такое яркое и невесомое.

Но — тот свет был иным.

Он был плотным как тугой ветер. И проносился через пространство с ощутимой скоростью, как будто ты попал в ураган света и ты чувствуешь некую турбуленцию тугого, буквально жидкого света вокруг тебя. Пространство, наполненное какими-то кристаллическими постройками как будто продувается этим светом — необычным по цвету. Белое как снег перемежается нежно-лазурным, в котором есть прожилки розового, как у самой нежной зари. Ощущение необыкновенной благоухающей и пахнущей юностью свежести.

С тех пор небо для меня ассоциируется с лазурным цветом. Цветом неземной чистоты. Но главные мои ощущения были в том, что этот свет — плотный и тугой, проносящийся через пространство с легкостью входит в тебя, пронизывает тебя насквозь. Всем нам знакомо ощущение «промерзания до костей», когда холодный промозглый ветер пронизывает тебя, одетого не по погоде.

Но этот дивный свет, хотя он также пронизывает тебя, производит удивительный эффект. Похожий на жаркий огонь, этот свет наполняет тебя. Напитавшись им, тело начинает буквально звенеть от какой-то невероятной радости. Как будто некий зуд ослепительного счастья проходит через каждое нервное окончание. Увы, но сон был вполне реалистичным. Потому что после двух-трех секунд наслаждения этой радостью во мне (в солнечном сплетении) вспыхнуло невыносимое чувство стыда. Я — недостоин! Ощущение недостоинства было таким сильным и отчаянным, что я буквально мысленно застонал.

Когда я прочитал в сонме духовных книг выражение «Горы упадите на нас, и скройте от грозного Судьи», я понял, что это вполне уместная просьба в том состоянии. Хочется немедленно избежать терзающего тебя стыда.

Помню, во сне я мысленно закричал «Не могу больше, отпустите…» и тут же сон схлопнулся в точку, как изображение на древнем кинескопе лампового телевизора. А я получил опыт отсутствия брачной одежды на этом пире жизни. Совсем иначе зазвучала в моей голове стихира Великого четверга — «Чертог Твой, Спасе мой, вижу преукрашенный, и одежды не имам, да вниду в онь..» Весь день я ходил под впечатлением этого сна. Как будто побывал в другой реальности. Которая дала мне богатую пищу для размышлений. И в то же время, дала намек на то, какие все-таки мы люди бедные и недостойные.

Если мой сон хотя-бы наполовину правда, то — это неземное бытие. Если мы туда попадем, то попросту перестанем быть людьми. Ибо ничего земного в этом состоянии нет.

Кое-что, как мне думается, мы утратим (о чем и жалеть не стоит). Во первых, глубина этих переживаний настолько высока, что мы разучимся смеяться или хохотать. Исчезнет само понятие «юмор». Это кажется сейчас непонятным, но — истинно глубокое счастье редко вызывает любовь к поверхностным эмоциям. Я думаю, что святые в царстве небесном полны неземной глубины и вдумчивой серьезности. И сперва кажется, что они могут выражать свою симпатию лишь сдержанной улыбкой, при более внимательном взгляде на них становится ясно — они полны внутри ликующего веселья и не нуждаются в его зримой демонстрации.

Юность фонтаном бьет из этих дивных созданий и их счастье настолько полно, что приветствуя друг друга глубоко и серьезно, святые при этом обмениваются неземным приветствием на таком уровне, перед котором меркнет любая наша улыбка. Что испытаете Вы, увидев святого, чьи глаза отражают вечность? Вы ощущаете, как будто сама вселенная, да что там, НЕКТО старше самой вселенной приветствует тебя. Бездна смысла и бесконечная глубина вливаются в тебя, наполняя тебя неземным восторгом, а все мелкие и лишенные трескучего смысла слова становятся не нужны.

Ты чувствуешь — тебя любят на таком уровне, что готовы прямо сейчас за тебя умереть. Глаза святых излучают этот неземной пламень — они любят тебя так, что принимают тебя как самого дорогого брата.

Где поместить столько восторга? Какое тело сможет вместить в себя вечность? Увидев лишь одного святого, Вы наполнитесь смыслом жизни до краев, вне зависимости от пережитого до этого момента опыта. Но осознав, что отныне и навсегда Вы — житель этого Царства, вы могли бы потерять сознание от накатившего чувства Вашего собственного достоинства. Отныне и навсегда Вы — наследник Христов, друг и брат целому сонму святых. И даже если один святой наполнил при встрече Вашу жизнь смыслом, то на что способен сонм святых, встречающих Вас у небесного предвечного престола?
Наверное, душа не умеет терять сознание (хотя видение рая юродивого Андрея позволяет предположить обратное). Но что могли бы пережить спасенные люди, увидев ясные, как звездный свет глаза небесных ангельских воинов, чьи золотые волосы колышет легкий ветерок а неземной свет так красиво отливает на грозном золоте их доспехов? Какие чувства вызвало бы пение ангельских ликов.

О, мы восхищаемся даже нашими бедными земными хорами. Но что испытаете Вы, услышав струящуюся как алмазный свет в пространстве мелодию, спетую миллионами и мириадами живых существ. Причем мы выше оговорили, КАКИМИ будут эти существа. Если даже взгляд одного небожителя может вдохновить, то какие же эмоции вызовет согласная хвала Пресвятой Троице всеми спасенными и всеми воинами небесными? Какая душа выдержит такую радость? Но самое главное — отныне и навсегда у вас есть место и право петь в этом дивном хоре. О, я верю. Опыт этого пения — самая большая мечта истинного певчего. Только представьте, что радость более не умещается в Вас и чтобы как то выплеснуть свое чувство в пространство, Вы по какому то могучему приливу восторга открываете рот…

И понимаете, что издаете неземной красоты звук, который явным образом украшает хор святых.
Таково чудо Рая — будучи безгранично любимыми друг другом, святые сохраняют свою индивидуальность. Вы — это Вы, и Царство небесное любит именно вас, а не некую выхолощенную модель человека. И вот эта самая ваша индивидуальность окрашивает звук в некие уникальные энергии, позволяющие опознать именно вас…

И находясь в огромном, белоснежном храме, чей купол подпирают облачные колонны, и встав на свое вечное место в хоре святых, вы возблагодарите себя за свои тяжелые труды на клиросе. Ибо Господь не умеет быть неблагодарным…

Я в это верю и эта вера дает мне силы жить.

#Клирос

Чтецам и певцам на заметку!

Там, где есть Врач — там предполагается и наличие больного. А значит, наш разговор будет не простым. Не любит наш век говорить о больном, о тяжелом. Ему веселье подавай. «Налетай, разбирай…» — кричит тысячами уст многоканальное телевидение, как на ежегодной городской ярмарке предлагая самый разный ассортимент веселых безделушек. «Покупай, потребляй…» — радостно вторят красивые лица с рекламных плакатов на улицах, в метро, и возле сверкающих стеклом и металлом торговых центров.

Мир шумит и веселится, стараясь горе запрятать подальше с глаз долой, чтобы не спугнуть, не напомнить о том, что мы все-таки люди, а не слегка более умные хозяева потребителей Вискаса.

О, конечно, мир готов говорить о боли. Но — боли чужой, чужегородней, далекой. Там война, там землетрясение, тут мор, там глад. Вы же — пока живы и потому — потребляйте, потребляйте, потребляйте. Не забывая в процессе набивать рейтинги политикам и телеканалам.

И вот среди шумного мира, вам вдруг приходит неземная весточка. Эдакая тисненная неземным золотом открытка с небес. Господь избрал вас, оказал великую честь. Предложив (Господь никогда не навязывается) петь Ему в храме на клиросе.

С сомнением согласившись (а кто из нас прямо так уж уверенно входит на клирос как триумфатор в захваченный город?) вы входите на место своего служения, пока еще не осознавая явленную вам неземную милость. Тот, кого славят сонмы мучеников и исповедников захотел увидеть вас возле себя. Дав для этого все шансы — исповедать Бога каждый день устами и сердцем в сладкозвучном пении.

Вот только мы больны. Мы — пришли на клирос, на место нашего неземного служения с бедной, грешной земли. И — самое печальное для по-настоящему больного в том, что он уверен в том, что он совершенно, абсолютно здоров. И не просто здоров. А сам вдобавок является врачом!
Который сейчас всем объяснит, как надо правильно жить.

Все мы носим под мышкой большой талмуд, дарованный нам современной цивилизацией. Огромная книга, разбухшая от непомерных амбиций и выпитых душ все растет и растет вширь и вглубь, гордо именуя себя на сверкающей пластиком обложке «Книгой прав потребителя». Забыв отчего-то упомянуть, что за полученные права есть и обязанности, страшные и опустошающие душу до дна.

Ну да стандарты мира таковы — самое главное писать малозаметными буквами на полях главного в жизни контракта. Эту прилипчивую книгу мы тащим с собой и в наш новый дом, место нашего служения и дай то Господь — спасения. Приходя на клирос работать, мы приходим с целым набором взглядов и суждений о том «какие на клиросе должны быть порядки». Забывая, что хозяин здесь — сам Господь. Да разве разглядишь неземной лик, глядя в книгу собственных страстей?

Но ведь не затем Господь привел нас всех на клирос, чтобы в итоге человек окончил свою жизнь во мраке и тьме. Замысел Господа поражает нас, ведь мы можем лишь догадываться, что же такого разглядел Властелин Света в наших скудных душах. А раз есть замысел о нас — есть и промысел, есть и лекарство. Когда в далекие 90-е я только пришел в храм, я высмеивал все. Я смеялся над наивными бабушками с их простой верой и простыми заповедями вроде «больше молись». Мне, молодому и тогда мнящему себя великим талантом парню какие-то старушки говорят о чем-то…что казалось мне пахнущим старостью и смертью.

Мне было смешно от порядков в трапезной с ее обязательной молитвой «до и после». Я искренне и с доброй ехидцей посмеивался над проповедями батюшек, надменно взирая на них, облокотившись о перильца и свесившись с верхнего клироса в фривольной позе.

Многие певчие могли бы нарисовать себе аналогичную картинку. Это уже сейчас, пройдя через тернистый путь искушений, я как-то остерегаюсь давать всему поспешную оценку и тем более смеяться над чьими-то благочестивыми словами. Заботливый Врач бдит, регулярно прописывая горькое целительное лекарство. Смиряющие меня испытания и клиросные искушения.

Но самый лучший Врач отступает перед упертой твердостью больного, не желающего лечения. А потому от нас требуется покориться милосердному и промыслительному Целителю, распознать в окружающих нас событиях Его светлую исцеляющую руку. Понять, что без искушений нам лучше не стать.

Клиросные искушения.

Я писал о них статьи. Я страдал, ходя из угла в угол моей комнаты, вновь и вновь прокручивая обидевшую меня ситуацию в нашем храме. Я стер клавиши на клавиатуре, посвящая людей на богословских форумах в те ситуации, с которыми меня познакомило клиросное служение. Несправедливость, несправедливость и снова несправедливость заставляли душу кричать от боли, вновь и вновь удивляясь — как же так может быть в Божьем храме?

Может, все может. И от нашей духовной зоркости зависит, увидим мы за несущими боль событиями всего лишь низкий уровень нравов церковной системы или — ласковую руку Небесного Друга. Нам не легко это принять. Еще сложнее сделать из клиросных искушений верные выводы. Но — мы все обречены сдавать уроки, за которыми последует главный жизненный экзамен.

Нам всем хочется смирения (ой как хочется, мы даже размещаем умные цитаты про смирение на своих страничках в социальных сетях). И премудрый Врач не медлит. Смирение не мыслится без искушения. Ведь что такое искушение? Искус. Проверка. Тест на прочность. Враг настраивает нас друг против друга. И, казалось бы, что такого уж может быть в этом хорошего?

Господь сильнее врага. А значит, у Господа есть все средства обуздать вражью силу. И из этого вытекает удивительный по своей красоте вывод, что Господь снова оказывает нам доверие. Он снова говорит «я тебе доверяю вступить в борьбу с моим врагом…и Я — награжу тебя, как совершившего подвиги воина венцом Моей нетленной славы». И потому врагу дается снова и снова право искушать нас. И — лить воду на Господню мельницу.

Целительные жернова мелют и мелют, превращая наши тщеславные, горделивые страсти в доброкачественную муку смирения. Из наших клиросных испытаний мы можем выйти старше…и добрее. Осознав целительную промыслительную силу небесного Врача, мы начнем с трепетным вниманием относиться к каждой сложной ситуации как новому испытанию, суть которого — сделать нас лучше. Сделать нас здоровыми. Здоровыми — значит воистину любящими и кроткими.

Тогда, милостью Божьей мы и наследим землю…

#Клирос